Интернет — это глобальная сеть, которая объединяет компьютерные сети меньшего размера, принадлежащие компаниям, правительствам, университетам и другим организациям, и позволяет им общаться друг с другом. Путешествовать по миру цифровой информации помогает совокупность проводов, компьютеров, центров обработки данных, роутеров, серверов, репитеров, спутников и Wi-Fi-вышек.

Вот эта инфраструктура и позволяет нам закупать продукты на неделю, делиться моментами из жизни в «Фейсбуке», смотреть «Изгоя» на «Нетфликсе», писать письма тетушке в Австралию и искать фото самой маленькой кошки в мире.

Насколько интернет большой?

Для начала можно измерить, сколько информации в нем циркулирует: около пяти эксабайтов в день. Это 40 тыс. двухчасовых фильмов в стандартном разрешении в секунду.

Не обойтись без мощных линий связи. Сотни тысяч километров проводов пересекают страны вдоль и поперек, еще больше тянется по морскому дну и соединяет острова и континенты. Около 300 подводных кабелей (глубоководный вариант по толщине не превышает садовый шланг) держат на себе весь современный интернет. Большая их часть представляет собой связку оптоволоконных нитей, по которым данные передаются со скоростью света.

Всемирная паутина из проводов
Всемирная паутина из проводов

Длина кабеля сильно варьируется: Дублин с островом Англси соединяют 130 км оптоволокна, а Калифорнию с Сингапуром, Гонконгом и другими городами Азии — Азиатско-Американский шлюз длиной 19 тыс. км.

Основные кабели обслуживают безумное количество людей. В 2008 году повреждение двух морских кабелей недалеко от египетского порта Александрия коснулось десятков миллионов пользователей в Африке, Индии, Пакистане и на Ближнем Востоке.

В прошлом году начальник Штаба обороны Великобритании сэр Стюарт Пич заявил, что Россия может стать угрозой для международной торговли и интернета, если решит уничтожить подводные кабели.

Сколько электроэнергии ему нужно?

По подсчетам китайской телекоммуникационной компании Huawei, к 2025 году сектор информационно-коммуникационных технологий будет потреблять 20% от всего производимого в мире электричества и выбрасывать в атмосферу более 5% углекислого газа. Автор исследования Андерс Андре считает, что виной тому будет «цунами данных».

В 2016 году Национальная лаборатория им. Лоуренса в Беркли установила, что в 2020 году американским центрам по обработке данных (там компьютеры хранят, обрабатывают и передают друг другу информацию) понадобится 73 млрд кВт⋅ч энергии. Столько производят десять атомных электростанций наподобие Hinkley Point B (атомная электростанция на юго-западе Англии — прим. Newочём).

Что такое Всемирная паутина?

Всемирная паутина или веб — это способ просматривать информацию и делиться ей через интернет. Эта информация — текст, музыка, фото, видео, что угодно — оформляется в виде веб-страниц, доступ к которым обеспечивает браузер.

«Гугл» обрабатывает более 40 тыс. запросов в секунду, благодаря браузеру Chrome компании принадлежит более 60% рынка браузеров. Сайтов существует почти два миллиарда, но на большинство из них практически не заходят. Более половины мирового веб-трафика привлекает одна десятая процента от общего их количества (т. е. около 5 млн).

Среди них «Гугл», «Ютуб», «Фейсбук», китайский сайт «Байду», «Инстаграм», «Яху», «Твиттер», российская социальная сеть «Вконтакте», «Википедия», «Амазон» и горстка порносайтов. Растущая популярность приложений говорит о том, что многие люди, сидя в интернете, не просто гуляют по сайтам, а ищут конкретную информацию: новости, сообщения, прогнозы погоды, видео и тому подобное.

Что такое дарквеб?

Веб-поиск идет не по всем сайтам. Загуглите слово «щеночки», и браузер покажет страницы, которые поисковик нашел среди сотни миллиардов, внесенных в поисковый индекс. Этот индекс огромен, но в нем только часть того, что есть в сети.

Гораздо больше страниц, около 95%, не индексируются, а потому невидимы для стандартных браузеров.

У веба как бы три слоя: поверхностный, глубокий и темный. Стандартные браузеры прочесывают поверхность — страницы, которые видно лучше всего. Ниже располагается глубокий веб: огромное количество непроиндексированных страниц. К ним относятся страницы, скрытые паролем (их используют в офисных сетях), и страницы, на которые никто не ссылается: при составлении индексов «Гугл» и другие поисковики, переходят от одной страницы к другой по гиперссылкам.

Внутри глубокой сети скрывается темный веб или дарквеб: сайты, адреса которых прячут их от просмотра. Для доступа в дарквеб, нужно специальное ПО, например, Tor (англ. The Onion Router — ‘многослойный маршрутизатор’ — прим. Newочём) — инструмент, созданный ВМС США для работы агентов разведки.

Существует множество способов использовать дарквеб законно: так сохраняют анонимность журналисты, активисты и информаторы, но по большей части его используют для преступной деятельности. На нелегальных рынках в дарквебеможно найти все: от наркотиков, оружия и фальшивых денег до хакеров, киллеров и детской порнографии.

Полезен ли для нас интернет?

Бездна информации под названием интернет — это палка о двух концах.  Интернет распространяет по всему миру знания и взаимопонимание, но в то же время предоставляет бесконечные возможности для бесполезной траты времени и развития вредных привычек вроде компульсивной проверки социальных сетей.

По данным исследований, чрезмерное увлечение «Фейсбуком» связано с низкой самооценкой и недовольством жизнью, хотя здесь сложно сказать, что причина, а что следствие. Twitter, который организация Amnesty International обвинила в создании токсичной среды для женщин, в марте попросил помощи в борьбе с троллями и дезинформацией. Врачи рекомендуют не брать планшеты и телефоны в постель из-за негативного влияния экранов на качество сна.

Невзгоды жизни онлайн заставили некоторых людей отказаться от интернета или, по крайней мере, от самых времязатратных, неэтичных и вызывающих привыкание сервисов. Если данные британского государственного медиарегулятора Ofcom верны, так можно освободить кучу времени. Регулятор установил, что в среднем британцы проверяют мобильные телефоны каждые 12 секунд и проводят онлайн 24 часа в неделю, а у некоторых доходит и до пугающих 40 часов.

Сколько человек пользуются интернетом?

Смотря как считать. Согласно способу, принятому в Международном союзе по электросвязи (МСЭ), специализированном учреждении ООН, человек считается пользователем, если заходил в интернет в течение последних трех месяцев. Это означает, что даже если люди живут в городе, где есть интернет-кабель или Wi-Fi-вышка, они не обязательно пользуются интернетом.

Если следовать этому критерию, по состоянию на конец 2017 года интернетом пользовались около 3,58 млрд человек или 48% населения Земли. К концу 2018 года число пользователей достигнет 3,8 млрд или 49,2%, а к маю 2019-го в сети будет сидеть половина мира.

В развивающихся странах проводной интернет слишком дорогой, поэтому большинство заходит в сеть с мобильных телефонов. Этот тренд приводит к тому, что, несмотря на цифры роста, не все пользуются интернетом в полной мере. Мобильный телефон поддерживает лишь часть функций, доступных на ПК, ноутбуке или планшете. Это знает каждый, кто пытался отправить с мобильника налоговую декларацию.

«Об этой разнице часто забывают при обсуждении доступа и стоимости, — говорит Дханарадж Тхакур, руководитель исследований в организации Web Foundation. — Мы можем сказать, что интернетом пользуются 50% населения, но большинство заходит в сеть с телефонов. По производительности этот способ сильно отличается от ПК или ноутбуков».

Популярность мобильного интернета ведет и к другим проблемам. В Африке, например, телекоммуникационные компании поощряют пользователей покупать пакеты мобильного интернета от 20 Мб до 1 Гб, предлагая доступ к основным приложениям типа «Фейсбука», «Инстаграма», почты «Джимэйл» и «Твиттера», даже когда трафик закончится. Суть в том, что у людей интернет ассоциируется с этими платформами, а не с вебом вообще. Некоторые даже не понимают, что заходят в сеть.

Это стало понятно, когда опросы и фокус-группы в Африке и Юго-Восточной Азии неожиданно показали, что пользователей «Фейсбука» больше пользователей интернета.

«Для них „Фейсбук“ и есть интернет. Остальное им неинтересно», — говорит Нанджира Самбули, в Web Foundation она руководит проектами по обеспечению равных прав на доступ в интернет.

Кто они?

В некоторых странах в сеть заходят практически все. Интернетом пользуются более 98% жителей Исландии. Схожие показатели отмечаются в Дании, Норвегии, Люксембурге и Бахрейне, указывает МСЭ.

В Великобритании пользователи интернета составляют 95%, в Испании — 85 , в Германии — 84, во Франции — 80, а в Италии — только 64. Доклад исследовательского центра Pew Research Center за 2018 годпоказал, что интернетом пользуются 89% американцев.

Доступа нет в основном у бедных и менее образованных слоев населения, жителей сельской местности. И все же доминирует в онлайн-пространстве вовсе не Запад.

В США проживают около 300 млн пользователей интернета, а в Китае в 2018 году было зафиксировано более 800 млн, хотя у 40% населения доступа нет. Индия достигла показателя в 500 млн пользователей в этом году, 60% населения все еще оффлайн.

Что они там делают?

Минута в интернете выглядит вот так: 156 млн электронных писем, 29 млн сообщений, 1,5 млн песен в сервисе «Спотифай», 4 млн запросов в «Гугл», 2 млн минут звонков по «Скайпу», 350 тыс. твитов, 243 тыс. фотографий в «Фейсбуке», 87 тыс. часов видео на «Нетфликсе», 65 тыс. изображений в «Инстаграме», 25 тыс. постов на «Тамблере», 18 тыс. совпадений в «Тиндере» и 400 часов видео на «Ютубе».

Бóльшая часть пользовательского трафика приходится на видео: по данным американской технологической компании Cisco, если сложить все онлайн-просмотры видео на «Ютубе», «Нетфликсе», других сайтах и веб-камерах, они составят 77% от мирового интернет-трафика.

Где сейчас нет интернета?

Между теми, у кого интернет есть, и теми, у кого его нет, существует явная разница, и преобладающий фактор — бедность. Для городских центров в некоторых африканских странах доступ в интернет — дело обычное.

Более половины населения ЮАР и Марокко имеют доступ к сети, некоторые регионы Ботсваны, Камеруна и Габона стремительно догоняют. Быстрее всего растет мобильный интернет благодаря тому, что за последние три года цены на широкополосную связь упали на 50%.

Но многие регионы развиваются не так быстро. В Танзании, Уганде и Судане интернетом пользуются от 30% до 40% населения. В Гвинее, Либерии и Сьерра-Леоне в сеть выходят от 7% до 11% жителей. В Эритрее и Сомали доступ к интернету имеют менее 2% населения.

Организация точки доступа в отдаленной, непокрытой сетью деревне будет стоить в три раза дороже, чем в городе, где интернетом смогут воспользоваться куда больше людей, а инвестиции окупятся быстрее. В сельской местности спрос на интернет гораздо меньше, так как люди не видят в нем смысла: он не отвечает их интересам.

Какие социальные группы в интернете не представлены?

Отмечается четкое разграничение по возрасту: среди пожилых людей пользователей сети куда меньше, чем среди молодых. По данным Бюро национальной статистики, в Великобритании, где в возрастной группе от 16 до 34 интернетом пользуются 99% населения, более половины из 4,5 млн взрослых, которые никогда не выходили в сеть, составляют люди 75 лет и старше.

Гендерная разница тоже присутствует. В большей части стран мира интернетом пользуются преимущественно мужчины. Среди женщин на 12% меньше пользователей интернета, чем среди мужчин. С 2013 года гендерная разница в большинстве регионов мира уменьшилась, а в Африке, наоборот, возросла. Здесь, по данным МСЭ, среди интернет-пользователей женщин меньше на 25%.

А в Пакистане соотношение пользователей по полу два к одному не в пользу женщин, в Индии 70% от всех сидящих в сети — мужчины. Несоответствие отражает патриархальные традиции и сопутствующее им неравенство.

В некоторых странах замечен обратный тренд: на Ямайке среди пользователей больше женщин. Возможная причина в том, что в университет Вест-Индии в Кингстоне поступает больше женщин, чем мужчин. В стране зарегистрирован самый высокийв мире процент женщин-руководительниц.

Как обеспечить интернетом весь мир?

Сложнее всего обеспечить дешевым интернетом бедные сельские регионы. Технологические компании США, которые интересуются развивающимися рынками, надеются занять эту нишу.

Alphabet, управляющая компания Google, отказалась от разработки дронов на солнечных батареях и сейчас сосредоточена на высотных аэростатах, которые позволят раздавать интернет практически из космоса. Компания Илона Маска SpaceX и фирма OneWeb разрабатывают свой способ сделать интернет доступным для всех с помощью группы микроспутников.

Facebook, чье бесплатное приложение для доступа в сеть Free Basics было заблокировано в Индии из-за закона о сетевом нейтралитете, также отказался от проекта раздающих интернет беспилотников, и сейчас разрабатывает более доступные мобильные услуги вместе с местными компаниями.

Microsoft задействует неиспользуемые ТВ-частоты для беспроводной широкополосной сети. Также набирает популярность еще один способ — создание частных сетей.  Такие мобильные сети обычно используют энергию солнечных батарей и создаются для нужд местного населения. Ими управляют кооперативы, они оказываются дешевле других вариантов, приносят сообществу доход и дают работу местным кадрам.

Что ждет интернет в будущем?

Как минимум, к интернету подключат больше разных типов устройств. Тренд, который начался с мобильных телефонов, планшетов, MP3-плееров и телевизоров, переключился на дверные замки, термостаты, лампочки, кофеварки, холодильники, посудомойки, духовки, стиральные машины, часы, зубные щетки, поливалки для газона и, конечно же, акустические системы. Дальше — больше. Интернет вещей станет манной небесной для компаний, которые хотят следить за нашим поведением, но может и улучшить некоторые аспекты нашей жизни, дав нам больше контроля над ней. Вместе с тем он сделает нас более уязвимыми перед кибератаками и утечкой персональных данных. В первой половине 2018 года Лаборатория Касперского зафиксировала в три раза больше атак вредоносных программ на смарт-устройства, чем за весь 2017 год. Пожалуй, самое модное интернет-словечко сейчас — децентрализация. Ее поддерживает сам Тим Бернерс-Ли. Децентрализованная сеть или DWeb призвана снести ограждающие интернет стены, внутри которых люди путешествуют по виртуальному миру при помощи посредников в лице «Гугла», «Фейсбука» и других. Вместо того, чтобы передавать массивы информации о миллионах людей на хранение кучке компаний, DWeb создает систему, где каждый хранит информацию о себе, вплоть до лайков в социальных сетях, сохраняет права на нее, и может выбирать, где и как этой информацией делиться.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Источник: https://zen.yandex.ru